June 9th, 2010

Романтики ножа и топора

В сети появилась информация, что группа лиц, называющая себя "приморскими партизанами" разместила в СМИ обращение к неравнодушным русским людям. Обращение с восторгом перепечатали националистические сайты. Я, к сожалению, не владею информацией о реальной ситуации, оттого вынужден размышлять над материалом, находящимся в открытом доступе.

Прежде всего, анализ материала, содержащего фразы типа "хватить бухать и ныть на кухне, пусть наш подвиг будет для Вас примером и инструкцией для дальнейшего действия по спасению нашей Родины" в сочетании с "Мы уже ведём вооружённую борьбу против них УБИВАЯ ЭТИХ ПРОДАЖНЫХ ТВАРЕЙ", навряд ли окажется слишком сложной задачей для эксперта-лингвиста, перед которым отдел ФСБ по борьбе с экстремизмом поставит вопрос - не содержится ли тут какого-нибудь недоброго призыва? Если уж мне не слишком трудно сложить "я убиваю" + "делай как я", то для человека с дипломом тут работы на 15 минут. Запретительные меры против сайта ДПНИ меня не слишком волнуют - сайт всегда можно открыть заново. Было бы только кому открывать. А вот находящемуся в розыске Басманову, обвинения против которого прежде основывались лишь на устных показаниях каких-то малолетних "партизан", подарок от товарищей по движению наверняка понравится. Думаю, нотариально заверенный скриншот, подтверждающий экстремистскую сущность организации уже подшит в дело.
Collapse )

Прямая речь

http://www.youtube.com/watch?v=4Fnm0yAysxs&feature=player_embedded

Послушал аудиозапись разговора отца одного из "приморских партизан" - Владимира Николаевича Савченко с журналистом. Нормальный, абсолютно адекватный русский человек, переживающий за судьбу своего сына. И вот что ему делать, если он попал в ситуацию, когда власть на местах коррумпирована сверху донизу? Когда менты убили одного его сына, не понеся за это никакой ответственности и собираются убить второго? Кому жаловаться? Нет у него средств, чтобы, руководствуясь мудрыми либеральными инструкциями, быть мобильным, бросить все и переехать в другой город. И нет у него желания жить на земле, если его сын будет убит ментами при задержании, лишь бы правда об их делишках не выплыла наружу.

Вы уж простите, но не могу я радоваться, что "русский народ поднимается", когда человеку приходится испытать такое. Не могу я хладнокровно подсчитывать, сколько еще детских трупиков необходимо, чтобы мужики взялись за топоры и стволы. Когда людям не дают жить, они могут решить, что хоть умереть-то надо красиво, унеся за собой одного-двух начальничков. Да только мне-то хотелось, чтобы русский народ хорошо жил, а не героически умер. Оттого я не ментов продажных защищаю, когда критически отзываюсь о "расшатывании лодки", а опасаюсь, что разрушение власти похоронит тех самых русских людей, о благе которых мы все так переживаем. И не надо меня успокаивать словами "хуже уже не будет".

Человеку тяжко жить, когда над ним глумится мент или чурка, когда он вынужден унижаться и сносить плевки ради того, чтобы прокормить своих детей. Но вот когда этот ребенок умирает у тебя на руках, потому что привычный уклад жизни разрушен, еды нет, свет и тепло отключили, а работы нет вообще, это невыносимо. Посмотрите на досуге картинки с иллюстрациями голода в Поволжье, чтобы понять, отчего я так не люблю революции. Так что, на мой взгляд, было бы полезнее не раскручивать невнятные воззвания "приморских партизан" - этим мы только помогаем ментам переводить их в разряд диких зверей-террористов, с которыми договариваться бессмысленно. А вот если развернуть кампанию поддержки, требуя, чтобы власть пресекла коррупционный беспредел в Приморье, из-за которого нормальные люди вынуждены браться за оружие - может быть тогда Владимир Николаевич плучит шанс увидеть своего сына живым.