August 31st, 2009

История, перезагрузка

Совершено случайно залез в ЖЖ беглого еврейского мошенника Невзлина. Он там какое-то послание Медведева европедерастам из ОБСЕ прочитал и не утерпел, чтобы не влезть с инструкциями - мол "требуется всего-то осудить преступления сталинизма". Я Медведева с Пастернаком не читал и не собираюсь, оттого не знаю о чем в этом послании говорится. Ну не верится мне, что Медведев может выдать что-то умное - что может сказать человек, записавший Сванидзе в комиссию, призванную бороться с фальсификацией истории? А вот об осуждении сталинизма пару слов скажу.

Любое осуждение какого-то периода подразумевает возврат к определенной точке, когда "все было правильно". Возврат, разумеется, не физический, а в юридическо-правовой сфере. Объявляется, что преступный режим, принесший неисчислимые беды народам страны, наконец-то пал, наследие его будет выкорчевано со всей возможной тщательностью. Рушатся бюсты вождей, с ветеранов срывают ордена и регалии, составляются списки запретов на профессии для функционеров, передовая молодежь срёт на могилы воинов, защищавших кровавый режим от цивилизованных соседей.

Но где в истории России та черта, до которой необходимо произвести откат, после чего система будет загружена вновь? Те, кто был после Сталина - его правопреемники, так что Хрущевы-Брежневы идут паровозиком за Отцом народов. Ленин - непосредственый руководитель Сталина, все большевики - соучастники. То, что они грызлись меж собой не делает проигравших лучше: если в банде при разделе награбленного пацаны повздорили и поставили подельников на ножи - сказать, что те чисты перед законом не рискнет даже адвокат покойных. Но почему мы все время говорим только о большевиках? Они что, вынырнули на своих Аврорах из пучины вод и мелким выстрелом снесли с царя корону?

Нет, перед этим была Февральская революция, когда легитимного правителя и гаранта стабильности вынудили отречься от престола в пользу брата. Брат такого подарка не принял, так что юридически передача власти не состоялась. Меж тем, красные банты, обращение "товарищ", разложение армии, расстрелы офицеров, утрата контроля над Кавказскими губерниями и Финляндией - это все заслуги Февраля. Тут и возвращаться-то не к чему - не было у Временного правительства никаких побед. Лишь постоянное лавирование в надежде дотянуть до созыва Учредительного собрания. Ну, дотянули бы и что? Советы рабочих и солдатских депутатов смиренно приняли бы решение делегатов о том, что Императором становится брат Николая кровавого или смирились бы с буржуазной парламентской республикой? Да у большевиков в этом Учредительном собрании треть голосов была - хрен бы они дали что сделать.

Приходится признать, что если Сталин - зло, которое надо всемерно осудить, то единственым логичным ходом будет возвращение к России до 1917 года. Со всеми сопутствующими атрибутами. Что там у нас в списке первоочередных мероприятий? Восстановление монархии, возвращение собствености законным наследникам, денонсация всех договоров советского правительства, упразднение национально-территориального деления страны, перход к губернской системе, восстановление юрисдикции России над территориями Империи, утраченными в результате коммунистического правления, возврат в Россию ценностей и предметов искусства, приобретенных западными коллекционерами у недобросовестного продавца, установление православия государственной религией, восстановление черты оседлости для евреев. Разумеется, средства, вложенные демократами в иностранные банки, подлежат аресту, а долги по кредитам странам ОБСЕ, настаивавших на приеме декларации, осуждающей сталинизм, аннулируются. Думаю, при соблюдении всех этих условий процесс десталинизации России имеет шансы пройти быстро и безболезненно.

Бить или не быть?

То, что российский суд - сборище идиотов и мерзавцев ни для кого не является секретом. Но все равно, сталкиваясь с судебной практикой и наблюдая как попирается здравый смысл, испытываешь оторопь и недоумение.

Обычная ситуация - группа молодежи решила жестоко отмудохать пару прохожих. Один из них, видимо, в юности слышал песню Шнура "большие районы, дома как коробки, хочешь жить - набивай кулаки", оттого оказался подготовлен к подобной ситуации и смог оказать сопротивление. Он отобрал у одного из нападавших черенок от лопаты, немного постучал по голове последнего и постарался уклониться от дальнейшей дискуссии. Однако, оппоненты хотели возразить, оттого забросали убегавших кирпичами, а затем долго били ногами, пока чей то крик "Милиция!" не заставил их засобираться домой.

У здравомыслящего человека ситуация вопросов не вызывает, кто прав, кто нет достаточно очевидно. Да вот в чем проблема - самый первый нападавший оказался слаб на голову и через пару дней уже принимал в аду грязевые ванны. А суд решил, что имело место не превышение пределов самообороны, а умышленное причинении тяжкого вреда здоровью. Семь лет на нарах за то, что посмел оказать сопротивление гопнику - неплохо, правда?

Подробно ситуация описана тут - почитайте, это может случиться с каждым:
http://diana-saratov.livejournal.com/33223.html
http://diana-saratov.livejournal.com/33346.html
Если удастся привлечь внимание к делу, может быть удастся добиться пересмотра приговора - иногда народное волнение заставляет мразей-начальничков идти на попятный.

Но мне интересно другое - на что рассчитывают эти дурачки в мантиях, обслуживающие ментов и начальство? Чиновники высокого полета успеют свалить за рубеж, менты морды под масками прячут - понимают, что под мудрым руководством тандема и "Единой России" дело плавно идет к вилам и красному петуху. А эти-то на что надеются? Что их без судейского парика и мантии никто на улице не узнает? Так у вас же фамилии на дверях кабинетов написаны, значит и в дверь вам рано или поздно обязательно постучат обухом топора. Ведь беспредел власти не способствует законопослушанию среди населения. Впрочем, это дела недалекого будущего, а что делать людям в подобной ситуации сейчас? Пока непонятно.

Будем надеяться, что в подобную ситуацию попадет кто-нибудь из народных судей, и из заключения патологоанатома мы наконец-то узнаем, как должен вести себя законопослушный гражданин, когда его жизни и здоровью угрожает опасность.