August 28th, 2007

Торжество права

Республики Прибалтики, выбравшись из-под тоталитарной пяты восточного соседа-упыря, отряхнулись и начали строить собственную государственность. Кажется, не так уж давно мы и расстались, но пути-дорожки расходятся всё дальше - подросло новое поколение, узнающее о жизни в СССР по национальным учебникам, прибалтийские власти видят основную задачу своего существования не в обеспечении блага собственных народов, а в скорейшей интеграции в западное сообщество, пусть на ролях холуёв и приживалок, законодательное поле засеяно своеобразными законами и постановлениями, вызывающими лёгкое удивление даже у привыкших к юридической экзотике европейцев.

Если повнимательнее посмотреть на правоприменительную практику, то складывается любопытная картина. Судите сами - в то время, как во многих странах Европы за сомнение в масштабах холокоста смутьян подлежит уголовному преследованию, в Латвии еврейская община Лиепаи штрафуется за то, что воздвигла мемориал на территории серых дюн, (позднее научные эксперименты показали, что шпроты не дохнут от виды семисвечника-меноры и штраф в 66 тысяч долларов был отменён). Центр Симона Визенталя, выискивающий по всему глобусу старичков-эсэсовцев, находит гражданина Австралии Кондрада-Альфреда Калейса - бывшего сотрудника т.н. "команды Арайса", занимавшейся уничтожением евреев в Латвии. Вместо того, чтобы выдать ордер на арест, тогдашний министр Иностранных дел Латвии заявляет, что: "дело Калейса" - международный заказ с целью давления на Латвию, республика не может подчиниться международному давлению в этом деле, доказательствами вины Калейса латвийская Генпрокуратура не располагает, а собранные ранее против него свидетельства были выбиты следователями-евреями с помощью угроз и пыток". Платить и каяться - явно не в характере прибалтов. Долго ли продлится подобная независимость? Время покажет.

Недоброжелатели могли бы упрекнуть прибалтийские власти в возрождении нацизма. До недавних пор и впрямь складывалось подобное впечатление - марши легионеров-эсэсовцев в Риге, перенос памятника советским воинам в Таллине воспринимались как провокации в адрес России. И лишь недавний эпизод наконец-то расставил всё по своим местам: Рижский окружной прокурор Иева Гаранча приняла решение закрыть уголовное дело о разжигании национальной розни, возбужденное против молодого неонациста Андриса Йорданса, поскольку его призыв к уничтожению евреев и цыган является проявлением "свободы слова".
Во время дискуссии, посвященной предстоящему шествию ветеранов Латышского легиона 16 марта 2007 года, Йорданс, в частности, заявил на русском языке: "Евреи… жиды и цыгане - они нечеловеки. Если у человека гангрена, то вы пытаетесь ее лечить или сразу отрежете. Если гангрена в населении, то это надо отрезать".


Как видите, ни слова в адрес России сказано не было, а подследственный всё равно оправдан. Отчего же? По официальному постановлению прокурора Иевы Гаранчи, Андрис Йорданс просто "выражал свои взгляды, таким образом реализуя права индивида, предусмотренные Конституцией и нормами международного законодательства, а именно: Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод". В первом пункте 10-й статьи этого документа речь идет о праве на свободу мнений, получения и распространения информации. Свобода слова и свобода мнений не на словах, а на деле – вот к чему следует стремиться и нам, вот, с каких прокуроров стоит брать пример российской фемиде.

Может быть и впрямь не стоит искать в заявлениях прибалтийских националистов непременного желания оскорбить Россию? Прислушаемся к интернационалистам и сконцентрируемся на том, что нас объединяет. Уверен, что при наличии доброй воли, у Андриса найдётся много единомышленников в России. Тем более, что русским языком, как выяснилось, он владеет вполне сносно. А там, глядишь, и российская прокуратура начнёт брать пример с латвийской. Мне, честно говоря, этого бы очень хотелось. Потому что латыши своих Ульманисов оправдывают, а вот мы своих Ульманов отчего-то сдаём той части населения, которую Андрис метко назвал "гангреной".