May 11th, 2005

Как это было

Проводил деда обратно в Липецк. Надеюсь, местный совет ветеранов будет слушать его отчет "как я съездил в Москву" с таким же удовольствием, что и я. Если попытаться коротко передать впечатления от праздников - официальная часть не очень понравилась. Все заорганизованно, суета и казенщина. Конвейер по возложению цветов к вечному огню (построились, возложили, оркестр-гимн, повернулись, следующая группа - приготовиться к возложению...), строгости с проверками документов (поехавших вместе с ними представителя липецкого военкомата и телевизионщика отсекли еще на ранних подступах), сутолока в музее вооруженных сил (множество гидов, тараторящих очумевшим ветеранам скороговорку о том, кому принадлежит тот или иной китель). Впрочем, понятно, что у властей голова болела о том, как выдержать график мероприятий, обеспечить безопасность и не допустить явных ляпов – подобные массовые мероприятия всегда являются серьезным испытанием для организаторов. Если не считать того, что в телерепортаже Вайру Вике-Фрейберге назвали женой австралийского посла – особых нареканий не было.

Меня, как человека приземленного, больше интересовал банкет – что там за филе из оленины подавали ветеранам? Оказалось, мясо как мясо, ничего сверхъестественного. Половинка груши, пропитанная каким-то необыкновенно вкусным соусом, входившая в состав гарнира, запомнилась куда больше. Какой-то мусс, ассорти из ягод – я уж всего не помню. На всякий случай сфотографировал меню, распечатанное на трех языках, если кто-то интересуется гастрономическими подробностями, могу потом посмотреть.

Ветеранов посадили за столы, перемешав их друг с другом. Насколько сообразил дед – для того, чтобы убить время: пока все перезнакомятся, расспросят, кто где воевал, за что какую награду получил… Так и вышло. Одним из соседей оказался представитель Кавказа по фамилии, если я не ошибаюсь, Исмаилов. Деда заинтересовало, за что тот получил героя России (не СССР), на что последовал ответ: «я укрепил знамя Победы». Припомнив фамилии тех, кто водрузил победный стяг над Рейхстагом, дед решил, что дискуссии не получится – какое-то недопонимание было налицо. Тут к столу вернулся еще один сосед, объявив «Сходил тут, с Путиным поздоровался…» Дед понял, что пора заканчивать трапезу и пройтись по залу с фотоаппаратом. Честно говоря, когда в новостях сообщали, что на праздничном концерте некоторые ветераны фотографировались с президентом, я сразу вспомнил, как дед показывал фотографии, где он стоит рядом с министром обороны и держит под ручку Матвиенко. Зная его любовь к подобным фотосессиям, предполагал, что и на этот раз он не откажет себе в удовольствии попапараццить всласть.

Найдя в банкетном зале своего коллегу из Липецка - героя СССР, кавалера орденов Славы и ордена Ленина, дед вышел на охоту за головами, используя друга в качестве орденоносного прикрытия. Честно говоря, я не вспомню всех, с кем он умудрился сфотографироваться, да и не поверят люди, что так все и было. Надеюсь, что в ближайшем времени он отдаст пленку на проявку, и слова ветерана будут подкреплены фотоотчетом. Мне же запомнились слова его орденоносного друга: «Виктор, ну а сейчас-то мы с кем фотографировались?», когда они отошли от вечно улыбающегося Берлускони.

Но больше всего деду запомнилось не помпезность кремлевских дворцов и не возможность поглазеть на различных знаменитостей. Вечером, уже покинув Москву, он с родственниками поехал к моей сестре, чтобы с ее 22 этажа полюбоваться на салют. Все балконы верхних этажей были забиты народом, в коридорах было полно людей. И какой-то паренек, лет 12-14 подошел к деду, обнял его и сказал спасибо за Победу. И это тронуло сердце куда сильнее военных парадов и президентских посланий.