February 28th, 2005

Народный суд

Наткнулся на статью, затрагивающую вопрос альтруистических наказаний. Честно признаюсь, словосочетание встретилось мне впервые, оттого полез по ссылке из любопытства: что же это за наказание такое - зацеловывание до смерти? Оказалось, альтруизм рассматривался несколько в ином ключе. Помните притчу о человеке, которому пообещали дать что угодно, при условии того, что сосед получит вдвое? Слова этого счастливца: "Лиши меня одного глаза" могли бы стать хорошим примером такой разновидности альтруизма.

Група ученых рассматривала поведение человеческих сообществ, применительно к вопросам наказания провинившихся. Известно, что частенько доносчик старается оговорить недруга, дабы поиметь с этого какие-то материальные блага. А что будет, если человек, желающий восстановить справедливость, будет вынужден за это заплатить? Найдутся ли те, для кого столь абстрактное понятие окажется более значимым, нежели шелест купюр в кармане? Оказалось, что даже в мире чистогана схема работает, что значительное количество людей считает необходимым наказывать отщепенцев, преступающих некие общественые нормы, даже если это будет стоить им денег. Кроме того, ученые сделали вывод, что невозможность наказать преступника снижает интерес участников к процессу взаимодействия, а способность покарать негодяя крепит кооперацию и повышает уровень сотрудничества.

Возможно, что на основе одного эксперимента рано делать выводы, но факт достаточно интересен. Если теория подтвердится, то действия либеральных "правозащитников", выступающих за смягчение наказаний, крючкотворство юристов, путем юридических ухищрений выводящих из-под удара жуликов и прочие меры по гуманизации правосудия предстают в достаточно неприглядном свете. Эти действия разрушают общество, показывают людям бессмысленность соблюдения моральных норм - этих негласных договоренностей, не зафиксированных юридически, но основанных на доверии друг к другу. И что мы имеем в результате деятельности этих "сердобольных" гуманистов? Мы имеем атомизированное общество, живущее по принципу "каждый сам за себя", катастрофически низкий уровень доверия людей друг к другу, девальвацию моральных ценностей. Вам не кажется, что цена слишком высока?

Что же, возможно для кого-то безнаказанность бандита или соблюдение прав террориста являются высшими ценностями, ради которых можно разбить общество на крошечные осколки. Но биология напоминает нам, что человек - существо общественое, что он способен выживать лишь в коллективе, трудясь на общее благо, помогая другим, получая их поддержку. Значит, правозащитники и гуманизаторы и в этих вопросах идут против человеческого естества? Кто же из нас бесчеловечнее - я, считающий, что возможность забить кольями конокрада есть способ сплочения деревенской общины, что линчевание проворовавшегося чиновника превосходное средство искоренения коррупции, или они, готовые в угоду своим химерам превратить людей в одиноких, безразличных ко всему скотов, мечтающие трансформировать общество из сильного жизнеспособного организма в полутруп, неспособный отмахнуться от кишащих на нем паразитов?

Закончу цитатой из той же статьи:«Как только вы осознаете наказание как форму альтруистического поведения, вы воспринимаете человека, который не стремится наказать саботажника, как того же саботажника, только в другом роде». Когда в очередной раз услышите адвокатов, призывающих к милости в отношении убийц и мошенников, вспомните эти слова. Вам станет понятно, почему они это делают. Они почти такие же. Просто убивают и обманывают немного по-другому.

Гламурка

Вчера краем глаза смотрел передачу «Школа злословия» - иногда меня влечет на телевизионные потехи. Гляжу в экран - плююсь, ругаюсь, с трудом сдерживаю матерные выражения, короче говоря, получаю хороший заряд бодрости на некоторое время. Ведущие забавные, гости иногда бывают еще хлеще. На этот раз, речь шла, как я понял, о гламуре. Что это такое я представляю с трудом, потому как особо не интересуюсь миром моды, богемы и прочего декаданса. Не сложилось у меня как-то – то ли круг общения не тот, то ли социальное происхождение подкачало, то ли финансовые возможности не позволяют. Оттого часы, парфюм и костюм для меня вещи не статусные, а утилитарные – выполняют свои функции, и слава Богу. Думаю, с точки зрения богемы, я запредельный лох, лишенный даже шанса осознать собственное ничтожество. Впрочем, речь не обо мне.

Напротив злоязыких ведущих сидела какая-то тетка. Судя по контексту – редактор модного журнала. Внезапно, до меня, сидевшего за компьютером донеслись ее слова: «Вот Татьяна – красивая женщина…» Пораженный, я еще раз взглянул на Толстую, все больше напоминающую известный портрет Н.К.Крупской и честно попытался увидеть красоту. Не вышло. Волосы еще куда ни шло – распущенно спадают на плечи, но любоваться ими можно лишь в качестве скальпа, предварительно отделив от всего остального. Я заинтересовался – отчего же тетенька, возглавляющая какой-то глянцевый журнал, не воспользуется красавицей в своих гламурных целях? Было бы неплохо увидеть Толстую в качестве лица рекламной компании какой-нибудь косметики или хотя бы прокладок. Нет? Видимо, это не та красота, которую надо рекламировать. Впрочем, есть еще вариант объяснения - привыкнув постоянно лгать, трудно останавливаться.

Потом было еще много слов, но сводились они к одному: работники гламуроиндустрии дарят людям сказку, рисуют некий волшебный мир, где нет старости и болезней, показывают островок счастья, надежно защищенный от кариеса и целлюлита. Но на эту землю обетованную закрыт путь простым смертным. Их удел – вечно стремиться сквозь шторм и ненастье к манящим золотым пляжам, но практически никому не суждено достичь благословенных берегов. Спасибо штурманам, раскладывающим перед участниками регаты лоции глянцевых проспектов – купи вот эту штучку и опередишь неудачников. Я еще могу понять тех, кто тратит на всю эту мишуру чужие деньги – золотую молодежь, трясущую кошельки родителей, элитных содержанок, опустошающих кредитные карточки спонсоров, но обыватель, стремящийся построить свою жизнь, основываясь на рекламных проспектах, напоминает мне ослика, который тащил поклажу, пытаясь добежать до морковки, висящей перед его носом. Так кто же из нас лох?

В качестве самого светлого момента передачи запомнилось, как Дуня Смирнова развела гламурку, претендовавшую на то, что журнальный глянец формирует из тупого неуверенного в себе совкового быдла хозяев жизни. Был задан вопрос: «Частенько вижу у метро турецкие розы какого-то голубого цвета, обсыпанные блестками…» Тетка заглотила наживку: «Да, ужас! Пошло и вульгарно, низкий вкус и плебейство. Когда же мы, наконец, уйдем от этой безвкусицы…» И довольная журналистка дернула леску: «Но ведь если завтра какой-нибудь Жан-Поль Готье украсит точно такой розой платье, вы будете расхваливать это творение и предлагать потребителю?» Хе-хе. Жалкий лепет: «Но он-то сделает это красиво, она наверняка будет из шелка…», уже никого не мог обмануть. Хорошо хоть не завизжала в истерике: «Все равно я буду впаривать вам, прыщавым и кривоногим, любое дерьмо, рекламу которого мне проплатят!» Впрочем, это мы знали и без нее. Ну что же, шоу продолжается, и новая морковка уже заряжена хитрыми манипуляторами. Что это будет – тампон, лосьон или политик, мы узнаем позже. Ослики – на старт!